Алексей Бутырин (bootsector) wrote,
Алексей Бутырин
bootsector

Тёплый ламповый ворклог

Свершилось! Наконец-то я подготовил подробный иллюстрированный отчёт о создании брутал-дизельпанк-мода «Железный Феликс». Приглашаю всех под кат.




Стилизовать свой компьютер под какой-нибудь раритетный прибор я собирался, наверное, года два как минимум. А если добавить сюда полубессознательное собирание всяческих старинных и по-своему красивых железяк, то получится, что дату начала работ над проектом можно смело отодвигать лет эдак на шесть-семь назад.

Источником вдохновения послужили советские научные и военные приборы 40-х–60-х годов, в первую очередь осциллографы и радиостанции.







Как и многим другим предметам материальной культуры, выпущенным до начала «борьбы с излишествами», им была присуща определенная красота. В обводах их корпусов почти всегда чувствовалась рука профессионального дизайнера, не обделенного чувством вкуса, чего не скажешь о современных приборах — в массе своей безликих, угловатых и не радующих глаз. Эстетика стрелочных индикаторов, электронных ламп, карболитовых корпусов и хромированных рукояток также привлекала меня, сколько я себя помню. Так что, сами понимаете, я просто не мог избрать для своего первого моддинг-проекта какую-либо другую тематику.

Я попытался придумать, как мог бы выглядеть персональный компьютер в некой альтернативной реальности, где на материально-технической базе середины XX века стало возможным изготавливать устройства последующих поколений. Было решено, что проект не должен напоминать бытовой прибор, а скорее наоборот, обладать чисто утилитарным и в чем-то даже «вывернутым наизнанку» дизайном с гротескным изобилием ламп. Попутно появилась идея окрестить аппарат именем «Феликс» — в честь его далекого предка, механического арифмометра схемы Однера.

[Немного о дизельпанке]
Дизельпанк — подвид ретрофутуризма, жанр фантастики, в котором действие происходит в декорациях, напоминающих мир 20-х — 50-х годов ХХ века, но с куда большим уровнем развития и распространения технологий. В отличие от другого фантастического направления «стимпанк», где технологической базой являются паровые машины, дизельпанк ставит во главу угла двигатели внутреннего сгорания и механизмы, приводимые в движение с их помощью.

Социально-политические черты направления характерны и для других «-панков» — параноидальные настроения в обществе, давление со стороны незримо правящих миром альянсов и корпораций, наличие групп мятежников-анархистов, к которым зачастую относится и главный герой.

Художественных произведений, являющихся каноническими для дизельпанка, довольно мало. Отчасти к ним можно отнести немецкий немой фильм «Метрополис» 1927 года, культовую «Бразилию» 1985 г. и, в большей степени, уже современный нам «Небесный капитан и мир будущего» с абсолютно бредовым сюжетом, но интересной картинкой. Какие-то элементы жанра присутствуют в фильме «Первый мститель», в обеих частях «Хэллбоя» (хотя он, вообще говоря, представляет собой пеструю смесь из множества направлений фантастики) и в ленте «Тень» 1994 года; также в немалой степени дизельпанком «отдают» декорации города Готэма из фильмов о Бэтмене, особенно первых двух, срежиссированных Тимом Бёртоном.

Из компьютерных игр к дизельпанку можно отнести BioShock, в какой-то мере — серию стратегий Red Alert, а также подзабытую уже «леталку-стрелялку» Crimson Skies.

Желающим увидеть некоторые черты дизельпанка воочию стоило бы отправиться в Германию или Америку 30-х годов, причем желательно в цеха какого-нибудь завода либо в машинное отделение корабля (особенно подводного). Но ввиду невозможности подобного кульбита ценителям жанра остается лишь обмениваться фотографиями и рисунками, мастерить реквизит и костюмы да собираться на тематические вечеринки. Коллекцию весьма интересных фото-, аудио- и видеоматериалов можно найти в сообществе dieselpunk.

Но вернёмся к нашему «Феликсу».


Изначальная концепция проекта предполагала использование множества оригинальных компонентов, что вынудило меня на несколько месяцев превратиться в сталкера и лучшего друга старьёвщиков.



В результате своих изысканий я стал обладателем нескольких коробок, доверху наполненных стрелочными измерительными головками, тумблерами и переключателями, электронными лампами, кабелепроводами и еще бог весть чем. Многие из экспонатов были действительно раритетными и помнили еще товарища Сталина, но до момента разработки более-менее конкретного эскиза все это был не более чем бесполезный старый хлам.



Я собрал множество фотографий приборов, относящихся к нужному историческому периоду, и, вдохновившись ими, пошел марать бумагу. Первые наброски, правда, изображали нечто, весьма далекое от окончательного проекта:



Немало внимания при разработке мода уделялось функциональности установленных деталей — мне хотелось, чтобы все они выполняли какую-то практическую задачу. Была предусмотрена электрическая схема, согласно которой при помощи тумблеров и переключателей можно было бы обесточивать машину, включать или отключать сигнал спикера и подсветку, сбрасывать настройки BIOS, а также снимать со стрелочных приборов данные о напряжениях и оборотах вентиляторов, активности жесткого диска, загруженности процессора и самочувствии батареи CMOS. На переднюю панель должны были быть выведены разъемы аудиокарты и даже USB-порт для запланированных на будущее аксессуаров, переведенный в форм-фактор 5-DIN.

Сделав черновой набросок будущей машины, следом я стал создавать окончательный эскиз в Photoshop’е. Для этого я сфотографировал нужные детали, разместил их на отдельных слоях и начал перетаскивать туда-сюда по холсту, подбирая оптимальную компоновку.





Проект несколько раз перерабатывался, причем наиболее серьёзно — после покупки корпуса, которому суждено было стать основой для моддинга. Им оказался вместительный и просторный InWin Q500, который, однако, был найден мною куда более «стройным», чем я рассчитывал изначально.



Да и выглядел он не совсем так, как на картинке:





Окончательный эскиз передней панели был таким:



После того, как работа над эскизом была закончена, я, памятуя о главном правиле моддера («семь раз отмерь, один отрежь»), не поленился изготовить макет передней панели из картона и разместить на нём все детали. К моему удивлению, никаких серьёзных несостыковок обнаружено не было, а значит, отсутствовали и какие-либо препятствия на пути к началу работ.



Переднюю панель, как содержащую очень большое количество отверстий самых разных форм и размеров, было решено изготавливать на станке с ЧПУ. Для этого пришлось освоить азы работы в САПР Mechanical Desktop и создать трёхмерную модель детали.





Модель отправилась на завод, а я тем временем приступил к тем работам по металлу, которые мог выполнить сам. Мой инструментальный парк пополнился прямошлифовальной машинкой (или, иначе, гравёром) марки Dremel и набором насадок к ней, а также дополнительными свёрлами для дрели и пилами для электролобзика. Из корпуса были выпилены все ненужные пластиковые детали, а затем — и большая часть металлических, в том числе корзины для 3,5- и 5-дюймовых устройств и распорка, делившая корпус на два объёма.







Поскольку оптический привод и флоппик/кардридер совершенно точно не вписались бы в общую картину, я отвел им заднюю стенку компьютера (все равно этими устройствами я пользуюсь крайне редко). Причем, чтобы даже там современные девайсы не портили образ раритетного прибора, было решено прикрыть их фальшпанелью с «историческими» кнопками и лампочками.





Боковые стенки корпуса и его верхняя крышка также были размечены при помощи карандаша и кернера и безжалостно изрезаны.







Держатель для электронных ламп на правой крышке корпуса был изготовлен из двух старых блоков питания, а декоративные панели со штамповкой я взял из неопознанного старинного усилителя, когда-то висевшего на стене в каморке за актовым залом (там, где репетировал школьный ансамбль :-).





«Посадочная площадка» для блока питания была спрятана в глубине корпуса, так как мой проект предусматривал наличие сзади собственного сетевого разъёма, который пропускал бы переменный ток через выключатель на передней панели и лишь потом подавал его в «кормушку» и на один из вольтметров.



При этом никаких препятствий монтажу обычных, не подготовленных специально блоков питания, не должно было возникать. Установка жестких дисков — та и вовсе упростилась, так как я добавил в корпус ранее отсутствовавшую в нем возможность вынимать все харды разом вместе с верхней крышкой. Вообще очень хотелось избежать жёсткого привязывания корпуса к определенному железу, как это нередко бывает в моддинге.

Тем временем прибыла передняя панель:



А я, в свою очередь, переехал вместе с «Феликсом» за город, где и приступил к пробной сборке. Сейчас уже не получится сказать, сколько потребовалось просверлить отверстий и изготовить дополнительных крепёжных элементов для того, чтобы разместить все детали на положенных им местах, да и вряд ли это кому-нибудь интересно. Главное, что результат был достигнут и корпус обрёл вполне достаточную для использования и для переноски прочность.



В остальном же «Феликс» явно не был хорош собой. Разноцветные элементы сидели на грязно-белом исцарапанном металле, и картина эта не навевала ни малейшей ассоциации со строгими и красивыми приборами, в подражание которым выполнялся моддинг. Требовалась покраска всего корпуса и некоторых отдельных элементов — операция, до последнего момента вызывавшая у меня больше всего опасений, поскольку ничего подобного я ни разу не делал.

Было решено сперва отчистить корпус от «родной» краски при помощи проволочных щеток для дрели и наждачной бумаги. Занятие это оказалось весьма трудоёмким, причем больше всего проблем вызвали штампованные вентиляционные решетки: вращающаяся щетка не могла проникнуть в труднодоступные места, поэтому пришлось приобретать еще и смывку для краски и, задыхаясь от вони, размягчать и счищать алкидную эмаль.



Как только вся старая краска была счищена, я впервые собрал корпус целиком:





















Разумеется, не обошлось без некоторой подгонки, но в целом «Феликс» был готов к окрашиванию. Я посчитал, что лучше всего будет отдать самые крупные детали на покраску в мастерскую, а с мелкими разобраться самому. В покрасочном цехе со своей задачей справились отлично: покрытие получилось гладким и матовым, стойким к царапанию и истиранию (использовалась порошковая краска).





Сам я после нескольких неудачных попыток тоже смог добиться хорошего результата: нанеся несколько слоёв акрилового грунта, а затем, после полного высыхания, многократно покрыв его матовой чёрной краской на той же основе, я получил детали, почти не отличающиеся от «заводских». Если интересно, грунт я брал фирмы Motip, а краску — производства DupliColor.

Но оставалась ещё одна трудная задача, решение которой я вряд ли отыскал бы хоть на одном моддинг-портале. Мой «электронный вычислитель», как всякий нормальный прибор, предусматривал наличие поясняющих надписей над элементами панели управления, а вопросами нанесения оных до меня моддеры в массе своей не задавались. Мне хотелось получить гравированный текст, выполненный гостовским шрифтом, с углублениями, заполненными краской, что полностью сымитировало бы панель старого прибора. Для этого к своему дремелю я купил набор гравировочных насадок. Но попытка изобразить на листе металла тестовое «йа криветко» показала полную правдивость надписи: буквы получились неровными и разъезжающимися, что меня нисколько не обрадовало. Вариант с пробойниками тоже отпал довольно быстро, потому что помимо текстовой информации я хотел изобразить и всевозможные декоративные элементы. После трезвой оценки своих возможностей я придумал вот какое ухищрение: передняя панель целиком рисовалась в графическом редакторе, а затем печаталась в типографии на плоттере.



Получив распечатку (разрешение плоттера, кстати, составляло 720 dpi, то есть было вполне достаточным), я приступил к проделыванию отверстий, дублирующих оные в алюминиевой панели. Чтобы не тратить время на лишние измерения и разметку, я еще на стадии подготовки к печати добавил на рисунок контуры линий разреза. Для отверстий диаметром 3–15 мм я использовал круглые высечки (пробойники), а более крупные вырезал при помощи самодельного аналога балеринки, изготовленного из кронциркуля и бритвенного лезвия.







Результат оказался вполне приличным. В конечном итоге я получил бумажную панель, идеально наложившуюся на алюминиевую.



Однако бумага, пусть даже плотная и с глянцевым покрытием, — материал, как вы понимаете, крайне непрочный, поэтому требовалось обеспечить ей защиту. Для этой цели я приобрел бесцветный акриловый лак, но перед тем, как покрывать им отпечаток, в который было вложено столько труда, нужно было потренироваться «на кошках». После нескольких экспериментов я выяснил, что если за один слой наносить чуть больше лака, чем нужно для равномерного покрытия, он растекается по чёрной поверхности, но почти не залезает на светлые надписи, что в конечном итоге дает красивые углубления, которые я и хотел получить в самом начале. Отработав технологию, я сперва покрыл чёрной краской линии обреза распечатки (которые, как вы понимаете, были кипельно-белыми), а затем нанес 4 слоя лака и получил отличную переднюю панель, которую можно было повредить лишь металлическим предметом, да и то при большом старании. Склейка алюминия и бумаги была осуществлена при помощи двустороннего скотча. Перекосов удалось избежать, сначала приклеив центральную часть панели, а затем постепенно опуская края.



Минутка юмора:



«Памятка оператору», которую вы можете видеть на левой крышке, создавалась в несколько этапов.







Её я тоже распечатал, правда, на лазерном принтере. Поскольку лак на такой отпечаток ложится несколько по-иному, я делал слои, наоборот, очень тонкими. В результате получилась отлично защищенная поверхность с крайне приятным микрорельефом.

Теперь все элементы управления можно было уже окончательно закрепить на передней панели.



Следом я приступил к работе над электрической схемой. Она должна была получиться довольно затейливой, ведь я хотел иметь возможность не только включать и перезагружать свою машину, но и весьма пристально следить за её рабочими параметрами и корректировать некоторые из них.

Для управления вентиляторами был собран самодельный реобас на четыре канала. На его реостаты были установлены головки галетных переключателей, обладающие выразительной формой. Зафиксировать их пришлось при помощи клея, а чтобы закрыть пустующие крепежные отверстия, я взял четыре винтика, отрезал у них шляпки и тоже посадил их на клей точно в углубления.



Ещё я предусмотрел возможность замедления всех вентиляторов разом (скажем, для работы в ночное время): после небольшой доработки схемы для этого стало достаточно щелчком тумблера включить в разрыв нулевого провода питания вентиляторов дополнительное сопротивление, на котором выделялась бы часть мощности.

Основной стрелочный измерительный прибор обрёл возможность демонстрировать восемь параметров — напряжение на линиях +3,3 В, +5 В, +12 В и на батарее CMOS, а также интенсивность вращения четырёх вентиляторов. Селекция осуществляется путём переключения тумблера и вращения одной из двух рукояток галетных переключателей. Градуировать приборы заново я не стал, а вместо этого подобрал шунтирующие резисторы так, чтобы при напряжении 12 В стрелка находилась около наиболее близкой цифры на шкале. Скорости же вращения «карлсонов», как величины, интересные лишь в сравнении между собой, не были привязаны к какому бы то ни было числовому значению.

Была добавлена в машину и не встречавшаяся мне ранее, но очень полезная возможность снятия напряжений, выдаваемых БП, с клемм на передней панели. Теперь для того, чтобы проверить на работоспособность какой-нибудь мелкий электронный девайс, не нужно было лезть за отдельным источником питания — включенный компьютер с мощным БП всегда рядом, достаточно лишь закрепить провода в зажимах и щёлкнуть переключателем.



Манометры, установленные на левой стенке, не должны были показывать ничего осмысленного, но и просто так их ставить было нельзя. Большой измеритель давления, выпущенный еще в 1957 году, выглядел уже не очень хорошо из-за того, что краска на корпусе растрескалась, а резина под стеклом — истлела. К тому же он был слишком велик и упирался в блок питания. Я разобрал манометр, разрезал при помощи болгарки его корпус, а начинку убрал, оставив лишь шкалу и стрелку. Из картона, покрашенного чёрной краской и покрытого лаком, я изготовил подложку, а в качестве нового резинового уплотнителя использовал пассик от магнитофона.









Затем корпуса обоих манометров были очищены от старой краски, загрунтованы и покрашены заново.







Маленький потом еще и обзавелся чёрным «циферблатом» вместо белого.





А для того, чтобы закрыть щели между корпусами манометров и компьютера, я изготовил из толстой медной проволоки декоративные колечки и покрасил их.

Итак, 70% работ было завершено. Оставался лишь один момент, который меня не радовал — «вычислитель» в тёмное время суток был мало отличим от крупногабаритного бытового мусора. А все потому, что в нем не было ни единого источника света, и нащупать ночью нужный элемент управления, не говоря уже о том, чтобы разглядеть показание стрелочного индикатора, было невозможно. К тому же многочисленные электронные лампы оставались «мёртвыми», в то время как им надлежало испускать бледно-оранжевое свечение накала. Разумеется, пропускать через лампы токи, достаточные для эмиссии фотонов, я не стал, так как это потребовало бы больших затрат энергии и вызвало бы сильный нагрев корпуса, а вместо этого сымитировал накал при помощи светодиодов. Для этого я просверлил под донышком каждой лампы отверстия и установил в них сверхъяркие оранжевые «светлячки».







Все сопротивления изначально были размещены на специальной макетной плате, которую я подвесил под корзиной с жесткими дисками, но затем от платы было решено отказаться. А для того, чтобы боковую стенку и крышку с лампами можно было легко снимать, я не припаял провода, идущие к светодиодам, а оснастил их коннекторами, которые вставлялись в ответные разъёмы на плате.

Следующими под нож (вернее, под сверло) пошли стрелочные приборы: воспользовавшись достаточно свободным расположением компонентов внутри них, я поместил под шкалу каждого несколько янтарных светодиодов.





Для большей равномерности освещения корпуса вольтметров и амперметров были оклеены изнутри фольгой, которая отражала свет.









Таким же образом была усовершенствована и кнопка «Пуск», которая теперь горела от пятивольтовой «дежурки» даже тогда, когда машина не работает.









Светодиод жёсткого диска был помещён под декоративный колпачок с красным стеклом, а индикатор наличия питания — под такой же, только зелёный.




Большие лампы на боковой стенке было решено подсветить так же, как и маленькие. У двух типов ламп из трёх имелись карболитовые цоколи, исключавшие подсветку снизу, но я спилил кончики их выступающих частей и вставил туда по светодиоду.



Рабочие моменты.



В дальнейшем светодиоды были вклеены в короб при помощи прозрачного клея «Момент-Кристалл».



Увы, у меня не было панелей для электронных ламп, которыми я хотел украсить корпус, поэтому их пришлось крепить при помощи того же клея. Как ни странно, такое вынужденное решение оказалось вполне удачным: клей был достаточно пластичен, чтобы допускать небольшие покачивания ламп при случайном надавливании и тем самым предотвращать растрескивание колб, к тому же его при необходимости можно было отчистить без следа.

Для ламп, выступающих из передней панели, я изготовил специальные крепёжные пластины.



Подсветка каждой из этих ламп была организована при помощи пары светодиодов, расположенных по бокам.



Для центрального ряда более высоких ламп на верхней панели я изготовил специальные пластиковые колечки, благодаря которым те стали лучше смотреться в обрамлении держателей. Материалом для изготовления колечек послужила пластиковая туба из-под припоя.







Затем лампы были вставлены в вырезанные для них отверстия и приклеены.



Бондаж и доминирование :-)



Далее, спеша успеть к завершению конкурса, я самостоятельно покрасил детали, которые ранее не были отданы в цех порошковой окраски. Акриловая краска, положенная на соответствующий грунт, внешне абсолютно не отличалась от порошковой, хотя была менее прочной.













Уже совсем незадолго до начала финальной сборки я наконец нашёл парный вольтметр к уже имевшемуся и оперативно вставил его в панель. Смешно сказать, но разыскивать этот прибор по доскам объявлений и интернет-аукционам пришлось почти полгода!



Заодно я доработал и несколько упростил электрическую схему передней панели. Если слово «упростил», конечно, применимо к этой дикой мешанине проводов :-). Увы, времени на то, чтобы организовать их аккуратно, не оставалось, потому что приём заявок на конкурс завершался буквально через пару дней.



Кажется, эта фотография — единственная, на которой запечатлены резиновые ножки, замечательно гасящие вибрацию тяжёлого (свыше 20 кг) корпуса. Я снял их с какого-то термодинамического прибора, выброшенного из МИФИ.



Передняя панель, кстати, крепится к корпусу при помощи 10 небольших винтиков, взятых от того же самого прибора.



На этих фотографиях хорошо видна съёмная крышка с закреплённой на ней корзиной для жёстких дисков.





В корпусе был размещён блок питания, к которому я подключил подсветку и вентиляторы. На фотографии можно видеть вторичный сетевой кабель, идущий от переключателя на передней панели. В дальнейшем это место было закрыто декоративной алюминиевой решёткой.



Финальные фотографии

На самом деле, конечно, сделано было гораздо больше, чем я описал и показал на фото. Старые детали перед использованием приходилось чистить и ремонтировать, а некоторые — и полностью менять. Многие технологические операции я выполнял впервые, поэтому что-то неизбежно получалось не так, как хотелось. Сейчас я бы многие узлы реализовал по-другому, но на то он и первый раз, чтобы набираться опыта.

Сколько часов чистого времени ушло на создание «Феликса», я уже сказать не могу. Заслуживает внимания тот факт, что фотографии на конкурс «Король моддинга — 2009» я отправил 15 февраля 2010 года в 23:58, то есть ровно за 2 минуты до окончания их приёма :-). И спешил, как оказалось, не зря, — корпус попал в число призёров конкурса и понравился моддерскому сообществу. В текущей версии рейтинга крупнейшего российского моддинг-ресурса Modding.ru он занимает второе место среди всех когда-либо выложенных там модов корпусов. Я благодарю за ценные советы всех участников форума Modding.ru, а также своих ближайших друзей — за критику эскизов и моральную поддержку. Обещаю, что этот мод — не последний!
Tags: Феликс №1, железо, компьютеры, моддинг
Subscribe

  • Привет из 1993 года

    Для одной ретро-сборки мне понадобилось реанимировать дисковод для дискет 5,25". Если 3,5-дюймовыми флоппиками я в своей жизни пользовался много…

  • Подопытный кролик с фотоаппаратом

    Поскольку я тут недавно привился от коронавируса (вакциной «Спутник-Фау», как назвал её один дядька из поликлиники — видимо, в…

  • Первый раз в рабочий класс

    Вчера у меня, оказывается, была знаменательная дата. Ровно 15 лет назад я получил свою первую зарплату на своей первой работе. Удивительно, но чек…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 2 comments