Category: транспорт

Царицынский радиорынок всё-таки сносят?

Приехал я туда сегодня за очередной партией деталей для моддинга, а среди местных дедов только и разговоров, что о предстоящем сносе. То есть на самом деле эти разговоры идут уже лет десять, но в этот раз, похоже, всё серьёзно.



Сегодня утром все арендаторы павильонов обнаружили на них бумажки, предписывающие освободить помещение в срок то ли до 22, то ли до 24 марта. Территория, которую занимает рынок, находится в собственности у РЖД, и они собрались строить там новый вокзал. Что в точности будет с рынком, неизвестно.

Collapse )

От Сокольников до Парка на метро

В ночь с пятницы на субботу мне удалось осуществить свою давнюю мечту — оказаться в ночном метро. Да не просто оказаться, а ещё и прокатиться по нему на раритетном составе из вагонов типа «А»! Совсем недавно Московское метро совместно с Музеем Москвы запустило такую необычную экскурсию, и я, конечно, не мог её пропустить. Впечатления — самые положительные! Состав типа «А» меня просто пленил — блестящая краска, линкруст, дерево, хром, особый запах и звук... А какие там мягкие кожаные диваны! Реставраторов есть за что похвалить.

Поезд состоит всего из двух вагонов, причём один из них — это в принципе исторически первый вагон Московского метро с соответствующим номером «1».



Collapse )

Выставка старых вагонов метро на Партизанской

У меня не получилось попасть на аналогичное мероприятие в день 80-летия метрополитена, но теперь я наверстал упущенное и доволен как слон. Меня нельзя причислить к ярым метрофанатам, но в целом эта тема мне близка, да и внешне старые поезда радуют меня куда больше современных серых гробиков. Некоторые из представленных на выставке вагонов я ещё застал в эксплуатации.



Collapse )

Информация к размышлению

Сегодня в московском метро произошла самая страшная техногенная авария за всю его историю. Весь день приходят противоречивые сведения — несмотря на то, как развиты ныне средства записи и передачи информации, журналисты в течение всего дня так и не могли определиться, к какой именно станции ехал поезд, какие вагоны пострадали в большей степени и остался ли жив машинист. Не говоря уже о том, что именно стало причиной трагедии (хотя бы приблизительно). Данные приходится собирать по крупицам.

Всё, что написано далее, — не более чем рассуждения диванного эксперта и информация к самостоятельному размышлению. Но даже половины этого вы не встретите ни в одном из официальных новостных выпусков.

Вот самый информативный снимок последствий катастрофы:


Collapse )

О словесном недержании

Так уж совпало, что в последние несколько дней трубы моего граммар-нацистского холокоста воздымили особенно густо. На работе мне нужно было привести в божеский вид здоровенный переводной документ, но он настолько фееричен, что ему я посвящу отдельный пост. Сейчас же я хочу рассказать о двух других примерах «чумовых умений» неизвестных пейсателей.

В субботу я в компании myllyenko и robertson_ei совершил культпоход в студенческий театр знаменитой «Щуки», где выпускники училища играли свой дипломный спектакль «Бег» (по Булгакову). Спектакль, кстати, был хороший, но речь пойдёт не о нём, а о билетах на него.

Лицевая их сторона выглядит вот так:



Если не считать сомнительной шутки дизайнера про «Инсти тут», плющенного-переплющенного шрифта, поехавших строк и штрих-кода, правая часть которого оказалась на тёмном фоне, всё более или менее терпимо. Но самое интересное скрывается на обороте:

Collapse )

Вагон «Желание»

Прелестную сцену наблюдал сегодня в вагоне метро. Уже прозвучало название следующей станции, как вдруг девушка, стоявшая до того момента на платформе и болтавшая с подружками, решила, что только этот поезд может отвезти её в лучшую жизнь, и бросилась в закрывающиеся двери. Те, однако, захлопнулись прямо перед её носом. Но я не стал бы здесь об этом писать, если бы в следующий миг двери, как в американской мелодраме, вновь приветливо не раскрылись бы перед девушкой — пусть совсем ненамного, но достаточно для того, чтобы та рванулась в вагон и... разумеется, застряла! Через миг, впрочем, машинист вновь отпустил двери. Девушка вывернулась, ринулась уже назад... и вот досада! Двери опять схватили её, на сей раз в районе талии. Мелодрама плавно превращалась в комедию. Ещё рывок — и двери сомкнулись на ляжке! Снова попытка — и чёрные резиновые губы, причмокнув, обхватили щиколотку. В общем, ощупав дверьми все выпуклости бедной дивчины, машинист наконец успокоился на том, что зажал лишь её туфельку, но на сей раз крепко — так, будто собирался увезти её с собой на память. Но до фильма ужасов с расчленёнкой дело, к счастью, не дошло, потому что тут в отношения девушки и машиниста вмешался третий — парень, раздвинувший двери руками и окончательно разораваший столь недолго просуществовавшую связь.

Однако не девушка, не машинист и даже не этот парень являются главными действующими лицами моего рассказа. Всё это время за происходящим с явным волнением на лице наблюдал благообразный дедушка лет семидесяти, одетый в пальто и шляпу. Стоило только дверям окончательно сомкнуться за спиной незадачливой пассажирки, как его словно прорвало: «Ну разве ж она не сама виновата?! Да что же это такое! Люди, быть может, спешат, а она тут дёргается туда-сюда!..». Продолжение дедушкиного монолога, увы, потонуло в грохоте тронувшегося поезда. Я вернулся к своей книге, но когда состав подъезжал уже к следующей станции, я неожиданно понял, что пожилой джентльмен и не думал всё это время умолкать! К этому моменту он, кажется, уже раскрывал сложные перипетии интимных взаимоотношений далёких пращуров бедной девицы. Слушателей, правда, у него не было, и лишь пара гастарбайтеров, оказавшихся поблизости, с изрядным испугом на него поглядывала. Но отсутствие аудитории дедуле нисколько не мешало, и только приторно-вкрадчивое «Осторожно, двери закрываются» ненадолго смогло прервать его гневную отповедь. «...Вот прошмандовка! В наше время такого не было!..» — крикнул наконец ревнитель нравственности, после чего вдруг резко замолк, обернулся, увидел станцию... и рванулся, как ошпаренный, в закрывающиеся двери. А те, к вящему удовольствию пассажиров, зажали ему пальто. Он с остервенением рванул полу, вырвался из цепких объятий и поспешно зашагал прочь с гордо поднятой головой.